Вперед в прошлое. Мир глазами крымского «ватника»

Каждый из них ушел на свою виртуальную войну с воображаемым врагом – минимум полутонов, исключительно контрастные цвета

Владельцы компьютеров нередко создают «образ диска» – он помогает в любой момент времени вернуться к некогда заданным эталонным настройкам системы.
Попутно обнуляя все, что происходило за время пользования системой.
Порой кажется, что у пророссийских ребят в Крыму такой «образ диска» был вшит в голове, - пишет журналист Павел Казарин для Крым.Реалии

И в 2014-м году они просто взяли и обнулили все, что с ними происходило после 1991-го. 

Читая их профили в соцсетях иногда честно пытаешься понять логику. Ну просто из любопытства – чтобы попытаться представить мир, в котором они живут.
В конце концов, любые патологии любопытны. Особенно если речь идет о мировоззрении человека, считающего предательство – здравомыслием, а честность – слабостью. 

Порой кажется, что эти люди просто стараются лишний раз не рефлексировать. Каждый из них ушел на свою виртуальную войну с воображаемым врагом – минимум полутонов, исключительно контрастные цвета. Более того – все их описание реальности тоже батальное. 

Одна девушка, например, описывает свой опыт знакомства с иностранцами строго через призму того, на чьей стороне та или иная страна воевала во Вторую мировую.
Поэтому итальянцы в ее описании – противники. Хоть и не самые ужасные, ибо все же Муссолини, а не Гитлер. 
А другой юноша, например, искренне убежден, что человек может работать на западную компанию только в том случае, если этот самый запад его завербовал. 
Например, взял в плен и заставил кровью подписать соглашение о сдаче души в долгосрочную аренду.
И вот этот самый юноша пишет о том, что его коллега, воевавший в Афганистане, очевидно, был в плену и там оказался завербован американскими солдатами.
После чего и стал, начиная с 1991 года, работать в редакции одного американского СМИ.

То есть в сознании этого молодого человека до сих пор 1983 год и Андропов.
В его картине мира любой факт сотрудничества с западными СМИ приравнивается к госизмене и может происходить лишь после долгой вербовки военнопленного.
Возможно, он до сих пор считает, что пункт о жизни родственников на оккупированной территории убрали из анкет напрасно. 

То есть в его реальности не было 1991-го. Не было краха советской модели.
Не было необратимого дрейфа стран в разное будущее.
Не было гласности, свободы слова, рынка, конкуренции, девяностых, выборов, поездок за границу. Не было страстной мечты о том, чтобы стать такими, как запад, и более того – стать своими для запада. 

Вместо этого в его сознании холодная война, фарцовщики, глушилки для «Радио свобода», мыслепреступления, гомофобия, «агенты ЦРУ» и доблестное ЧК, которое «не дремлет». 

Это тем страннее, что еще недавно эти ребята, в целом, считались сравнительно адекватными.
Но теперь кажется, что два года назад они добрались до системного диска собственного подсознания и обнулили себя до заводских настроек. Тех самых, что, судя по всему, совпадают с годом их рождения.

И главная проблема даже не в том, что эти ребята превращают регион, в котором живут, в террариум. Проблема в том, что они травят любого, кто этому процессу пытается сопротивляться.
Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Читайте также:

Вперед в прошлое. Мир глазами крымского «ватника»
1/ 2
Oleh