День начала войны (ФОТО)

Для кого-то сегодня День космонавтики, а для украинцев - день начала войны на Донбассе. 12 апреля банда российских наемников Гиркина пересекла границу и приступила к вооруженному захвату административных зданий в Славянске. Они пришли убивать.

Первые оккупанты были православными фундаменталистами - тупыми ублюдками и жестокими фанатиками, проливающими кровь ради своего бога. Именно они переступили черту, перешли от организации массовых беспорядков к убийствам и стрельбе из артиллерийских установок в мирном городе. Гиркин потом сам с гордостью говорил об этом - мы начали войну, потому что остальные просто бегали с российскими флагами по админзданиям и боялись переходить к массовому кровопролитию.

На Донбассе российские оккупанты с первых дней встретили вооруженное сопротивление местных жителей (раз, два, три), а потом и армии. Началась война. Борьба идет как на линии фронта, так и на оккупированных территориях, где украинцы сопротивляются захватчикам кто как может - информацией или оружием.

Сейчас понятно, что Донбасс хотели отдать России, как и Крым, без сопротивления. Армия, как и в Крыму, подчинялась преступным приказам предателей, руководящих страной. Но жители Донбасса, а затем и представители других регионов, начали сбиваться в добровольческие батальоны и партизанские группы. Сдать регион без сопротивления не получилось - и вот уже два года украинское правительство борется с добровольцами, добиваясь от них лояльности, а в случае отказа убивая и бросая в тюрьмы.
Мы видим, что народ может выжить и отстоять свою свободу только если способен оказать вооруженное сопротивление врагу. Больше никак.

Для этой цели мы десятилетиями платили ментам, СБУ и армии. Результат известен. Менты и СБУ перешли на сторону врага - армию парализовало командование.

Украинцы сами снабжали добробаты и армию всем необходимым, от еды и носков до снаряжения и оружия. Украинцы по собственной инициативе оказывают вооруженное сопротивление, несмотря на прямой запрет и договорняки. Несмотря на то, что за это их бросают в тюрьмы менты, СБУ, прокурорские и судьи. Героизм и самопожертвование стали нормой. На линии фронта наши бойцы действительно потихоньку и как бы случайно продвигаются вперед, иногда перенося украинские флаги на километр-другой вглубь обороны врага. Стратегического значения никакого, просто борьба идет, украинцы хотят освободить свою землю и понимают, что способны это сделать.

Но без нормальной полиции, органов госбезопасности, армейского командования и национального правительства - дела не будет. Сизифов труд.

На фронте уже давно началось вооруженное сопротивление внутреннему врагу, там уже давно убивают ментов - мне предоставили доказательства по еще одному довольно известному эпизоду, и я надеюсь, что они будут опубликованы в ближайшее время. История с ментами-предателями, которых расстреляли украинские партизаны, а потом героизировало украинское правительство, по сравнению с новой информацией покажется цветочками. Ментов уже давно гасят, а затем оформляют трупы как боевые потери. Сведения об этом тщательно скрываются, а мстители по понятным причинам светиться не хотят. Но шила в мешке не утаишь.


Сегодня день начала войны - и на фронте все прекрасно понимают кто ее начал вместе с российскими оккупантами, кто помогает им до сих пор. Мусорье открывало двери оккупантам, отдавая оружие и помогая осуществлять репрессии. На фронте иллюзий никаких нет. Менты это тоже прекрасно понимают, поэтому на любой чих в прифронтовой полосе реагируют очень болезненно, стягивая в опасное для них место толпы вооруженных опричников.

В общем, борьба украинского народа с российской оккупацией продолжается. И это радует.

Несколько фотографий российских оккупантов в Славянске:



pauluskp.com

Также предлагаем вниманию читателей обзор тех событий популярным блогером Денисом Казанским.

Нет сил уже читать про эти кабминовские терки. Ничего, кроме отвращения эта возня у меня не вызывает, поэтому напишу лучше про Славянск. Сегодня, если помните, годовщина захвата города группировкой Стрелкова.
Два года назад в этот день я был там. Всю весну 2014 года я работал в Донецкой области. Конечно, это было чрезвычайно опасно, но я нашел, как зашифроваться - работал переводчиком и проводником у иностранных съемочных групп, которых приехало в Донбасс тогда великое множество. Иностранцев пускали везде практически без препятствий. Документы при этом на блокпостах спрашивали только у них, а я прикидывался шлангом, и никого особенно не интересовал.
Поначалу, когда в Славянске захватили отделение милиции, я подумал, что это очередной налет маргиналов. Точно также у нас в Донецке толпы людей поначалу захватывали милицию, прокуратуру и СБУ, а потом просто громили кабинеты и уходили. Но когда мы въехали в город, стало понятно, что там все куда серьезнее. Впервые я увидел на блокпостах вооруженных людей, похожих на крымских "зеленых человечков". Прямо у меня на глазах в город попытался заехать "пазик" с милицией, но его просто остановили на мосту двое вооруженных боевиков, после чего автобус развернулся и уехал без долгих разговоров (фотография этого момента есть в моем репортаже ниже). В этот момент стало понятно, что местная власть не контролирует ситуацию или же подыгрывает захватчикам. Двоих людей на мосту менты могли обезвредить без особых усилий, но даже не попытались этого сделать.
В Славянске мы увидели перегороженные баррикадами улицы и вооруженных людей на машинах. Один из датских журналистов, с которыми я въехал в город, сказал, что уже видел такое в Югославии, и что по всей видимости в скором времени будут сотни трупов.
У меня тогда почти не было страха, так как людей в области в ту пору еще не убивали, и тем более не трогали журналистов. Но от окружающей атмосферы стало не по себе. Было понятно, что мы катимся к чему-то очень нехорошему.

Про Стрелкова в тот день еще никто не слышал. Люди на баррикадах вели себя относительно мирно, представлялись местными. Мы с датчанами взяли интервью у "народного мэра" Пономарева. Я спросил у него, реализуется ли в Славянске крымский сценарий, но Пономарев был бухой, и формулировал свои мысли путано. Уже в тот день собравшиеся сепаратисты ждали штурма, но АТО началась лишь спустя несколько дней.
До сих пор убежден, что если бы на момент начала событий у Украины были бы нормальные силы быстрого реагирования и боеспособная армия, Славянск зачистили бы за несколько часов. Но таковых не нашлось. А местная милиция и СБУ даже не пытались противостоять захватчикам.
Именно по этой причине я очень скептически отношусь к заявлениям на тему того, что "надо было воевать за Крым". Помня Славянск, хорошо представляю, чем обернулось бы такое воевание.
Репортаж о захваченном Славянске читайте ниже:
Скучный провинциальный Славянск, в котором никогда ничего не происходило, попал во все мировые выпуски новостей. Но произошло это отнюдь не благодаря плохим курортам или каким-либо достижениям в промышленности и науке - Славянск прославился из-за террористов, захвативших город, и беспорядков, последовавших вслед за их нападением.
Карту с горящей на ней красной точкой можно увидеть на телеэкранах во всех концах земли. Иностранные журналисты за несколько дней уже наловчились выговаривать тяжело дававшееся поначалу «Slovyansk». Самые бывалые из них, кто уже повидал войны в разных странах, говорять: это как в Чечне, там начиналось так же.
Славянск не контролируется украинскими властями. Город полностью находится во власти захвативших его группировок сепаратистов, и представляет собой эдакое Гуляйполе, со всех сторон обнесенное баррикадами из покрышек. Баррикады устроены на въездах в город в несколько рядов. На них стоят уже привычные всем молодые ребята в масках и касках - кто с автоматом, кто с палкой. На некоторых стражниках надеты светоотражающие жилеты сотрудников ГАИ. Они с видимым удовольствием останавливают машины, просят открыть багажник, проводят осмотр. Власть до небес превозносит чувство собственной важности обычного пэтэушника, который еще вчера стыдливо платил 20 гривен за зачет.
Сепаратисты очень агрессивно реагируют, когда их называют «сепаратистами». Очевидно, это слово они считают ругательным, хотя ничего обидного в нем нет. Дословно оно означает «сторонники отделения». Большинство из участников антиправительственных выступлений прямо заявляют, что хотят отделится от Украины не то в ДНР, не то в Россию, но при этом незнакомое ранее им слово воспринимают с большим недовольством.
Цели захватчиков также весьма туманны. Но при этом они утверждают, что готовы действовать решительно:
После начала событий в Славянске резко сократилось количество людей и машин на улицах. Необычная пустота бросается в глаза, хотя еще несколько недель назад 120-тысячный Славянск выглядел многолюдным. Часть улиц в городе перекрыта баррикадами из покрышек, досок и колючей проволоки. Кое-где поперек дорог стоят припаркованные грузовики. На ряде улиц действуют блокпосты. Баррикады у захваченного вооруженными людьми райотдела милиции выросли до двухметровой высоты. Местами в каменной ограде вокруг РОВД пробиты бойницы для оружейных стволов.
Требования сепаратистов довольно путаны. Часть из них утверждает, что хочет федерализации. Часть настаивает, что никакой жизни в единой Украине быть не может. Сложно сказать, сколько людей участвует в «обороне города» от украинских войск и подразделений СБУ, по визуальным впечатлениям - около тысячи. Группы вооруженных людей постоянно перемещаются по городу пешком и на автомобилях. Из оружия у них можно заметить - винтовки, ружья, автоматы, ПМ. Наибольшее скопление народа у здания РОВД. Там постоянно дежурят женщины и пенсионеры, выражающие готовность стать живым щитом в случае нападения.
Зеленые человечки тоже есть. В первый день они стояли на блокпостах при въезде в город. Затем поселились в захваченном горсовете. На блокпостах стали стоять местные.
Ситуация, которую так долго и старательно разжигала Партия регионов, в конце концов, похоже, вышла у нее из-под контроля. Мэр Славянска Неля Штепа, которая поначалу старалась понравится захватившим город сепаратистам и даже заявляла об их поддержке, теперь отзывается от захватчиках исключительно нелестно. По ее словам, в городе началось мародерство, а власть захватили нездешние и неконтролируемые криминальные элементы. В свою очередь сепаратисты низложили Штепу и заявили, что у Славянска теперь другой мэр. Похоже, идти на переговоры они не собираются, а о регионалах отзываются практически столь же нелестно, как и о киевском правительстве.
Главная проблема заключается в нежелании сепаратистов, захвативших город, идти на переговоры. По словам их представителей, они не верят никому из украинских политиков и не признают правительство Яценюка. Однако, кто еще, кроме Турчинова и Яценюка, в данный момент может участвовать в переговорах с ними и давать им какие-либо гарантии, повстанцы явно не понимают. Похоже на логический тупик.
Другая проблема, и даже беда - это дезинформированность большинства повстанцев и сочувствующих им граждан. По их собственному признанию, к столь радикальным действиям их подтолкнул страх перед возможным прибытием в донецкий регион активистов Правого сектора, готовых покарать местное население за его пророссийские настроения, а также заставить жителей Донетчины говорить на украинском языке. На каждом пророссийском митинге ораторы перечисляют самые невообразимые кары, которым их якобы готовится подвергнуть правительство Киева, тем самым накручивая себя до истерики. Среди возможных ужасов, которые ожидают Донбасс, активисты перечисляют обязательную вакцинацию детей, запрет русского языка, введение биометрических паспортов, увольнение с государственных постов всех, кто не имеет украинского происхождения и другие подобные байки, активно гуляющие в интернете. Сложно поверить в то, что кто-то может всерьез верить в эту чушь, однако люди похоже готовы принимать информацию из сомнительных источников абсолютно некритично.
Несложно представить, к каким последствиям может это привести. Восставшие в Славянске уже готовы мстить своим политическим оппонентам за несовершенные ими преступления, о которых лгут проросийские СМИ. Некоторые жители Славянска, к примеру, уверены, что члены Правого сектора убили 10 крымчан где-то под Черкассами, когда те возвращались из Киева домой на автобусе. Отсутствие каких-либо доказательств этого никого не смущает - «враги замели следы».
И на подобных вымыслах фактически строится вся идеологическая база сопротивления донецких ополченцев. Что делать с этим пока неясно. Ведь можно доказать ошибочность суждений тому, кто сомневается в своей правоте и готов критически мыслить. Но как доказать ошибочность суждений того, кто не хочет слушать никаких доказательств и объявляет любое альтернативное мнение ложью? А в случае повторения попыток достучаться еще и угрожает автоматом? Отнюдь нетривиальная задача.
Славянск продолжает пребывать в добровольной осаде, и если дело так пойдет и дальше, то уже в ближайшее время жители города ощутят на всю катушку пагубность своего положения. В Славянске уже несколько дней не работает ряд банков и магазинов, некоторые товары не завозятся в город поставщиками, побаивающимися грабежей. Очевидно, жители не дождутся вовремя зарплат и пенсий.
Донецкая область, традиционно спокойная и сонная, ныне находится в шаге от начала гражданской войны. И хочется надеяться, что решимости сделать этот последний шаг у активистов все же не хватит.

Читайте также:

День начала войны (ФОТО)
1/ 2
Oleh