Севастополь – город русской славы. Миф и развенчание

Начнем с разоблачения маленькой лжи, воспринимаемой как большая правда. Речь идет о том, что Севастополь, якобы, неприступен для врагов. 
Эта фраза настолько глубоко укоренилась в подкорке подавляющего большинства россиян и даже украинцев, что знакомство с исторической реальностью многих повергает в шок. Между тем, изложенные ниже факты знакомы абсолютно любому школьнику.

Во-первых, за все время существования Севастополь пережил не две осады, а пять, поэтому пафосные медали «За 3-ю оборону Севастополя» выглядят на грудях крымчан самым нелепым образом.

Среди этих осад две действительно отличались интенсивностью и продолжительностью боевых действий, поэтому их можно именовать «большими». Сведения о них можно найти в каждом учебнике истории – это осада Севастополя в 1854–1855 гг. во время Крымской войны и осада в 1941–1942 гг. во время Второй мировой войны.

Кроме того, город пережил еще три «малые осады», которые не попали в «канон» и не стали частью мифа о «городе русской славы».

1) Осада города немецкими войсками с 24 по 28 апреля 1918 года, защищающаяся сторона – красногвардейцы и матросы-черноморцы.

2) Осада города Рабоче-крестьянской Красной армией с 15 по 28 апреля 1919 года, защищающаяся сторона – французы.

3) Осада города Советской армией с 16 апреля по 9-12 мая 1944 года, защищающаяся сторона – Вермахт. Как вы наверняка помните, и в результате «больших» осад российская/советская армия уступила город врагу. В общем, во всех пяти битвах за Севастополь защищающая сторона не смогла его отстоять ни разу! Так что неприступность Севастополя существует только в строках гимна и воображении ура-патриотов, а в реальности город брал каждый, кто этого хотел.

Ситуация со «славой» защитников Севастополя выглядит лучше, но и она подпорчена советским способом ведения войны. Если схватку за город между Российской империей и европейской коалицией в 1854–1855 гг. можно считать «рыцарской» (насколько это вообще допустимо для 19 века), то в 1941–1942 гг. все было совсем по-другому.

Ни у кого нет претензий к советским солдатам и матросам, исполнившим свой долг до конца, а вот к военному и политическому руководству их накопилось немало.
Только типично коммунистическим безжалостным отношением к бойцам как к расходному материалу можно объяснить то, что на протяжении всей битвы за Севастополь Черноморский флот больше отсиживался по кавказским портам, нежели поддерживал защитников города корабельным огнем.
И то, что в 1942 году эвакуировалось из обреченного Севастополя только высшее командование и партийные архивы, а рядовых защитников бросили на произвол судьбы.
Этот эпизод отлично показан в современном фильме «Незламна» (в российском прокате – «Битва за Севастополь»). Кстати, в 1944 году Вермахт эвакуировал своих солдат с побережья до последнего.

В результате подлинная история Севастополя в 1941–1942 гг. тщательно замалчивалась и фальсифицировалась, взамен советских граждан кормили ударными дозами пропаганды и вымышленными подвигами.

Ну и наконец, уместно ли говорить о Севастополе в контексте двух «больших» оборон как о городе исключительно «русской» славы? Любому разумному человеку ясно, что нет.
Поскольку Российская империя и Советский Союз были официально многоэтничными государствами, то и воинская слава Севастополя принадлежит представителям всех народов, принимавших участие в его защите.

Поясню это на примере украинцев. В середине 19 века их доля в составе населения империи превышала 17%, и это не считая черноморских казаков. Но поскольку в тогдашней России не призывались на службу целые народы Кавказа и Средней Азии, то совокупная доля восточных славян в армии (86%) была больше их суммарной доли среди населения – 67% (Зайончковский П. Русский офицерский корпус накануне Первой мировой войны, М., 1998; Таннберг Т. Комплектование российской армии в первой половине XIX в. // Электронный научно-образовательный журнал «История». – 2012. – T.3. – Вып. 4).
Несложная пропорция показывает нам, что солдат-украинцев было почти 22%, и это только в пехоте! С 1853 года рекрутов Черноморского флота набирали преимущественно из населения Таврической, Херсонской и Екатеринославской губерний, так что к моменту осады Севастополя минимум треть матросов были украинцами. Составляли украинцы (и выходцы из украинских земель в целом) большинство в народном ополчении, как, впрочем, и в Черноморском казачьем войске.
Половина всех регулярных кавалерийских полков российской армии комплектовалась на украинских землях. В общем и целом от 25% до 40% защитников Севастополя в 1854–1855 гг. составляли уроженцы Украины.

На самой известной литографии времен Крымской войны, посвященной нижним чинам, как минимум двое из пяти – украинцы.
Тимм В. Солдаты – герои обороны Севастополя, 1855 г. Источник: Русский художественный листок.

Похожая ситуация наблюдалась в 1941–1942 гг. Как известно, в 1944 году украинцев в пехоте насчитывалось 22,27% при 16,56% от общего населения СССР (Артемьев А. Братский боевой союз народов СССР в Великой Отечественной войне, М., 1975). 
Естественно, в начале войны (до оккупации Украины) ситуация была даже лучше. Следовательно, только половина защитников Севастополя и в 1854–1855 гг., и в 1941–1942 гг. была русскими, а минимум каждый четвертый, а то и третий был родом из Украины.

Вот такой он, «город русской славы»!

Крымский историк и публицист, сотрудник Украинского института национальной памяти
Крым.Реалии

Читайте также:

Севастополь – город русской славы. Миф и развенчание
1/ 2
Oleh