Путевые заметки непутевого беженца (ФОТО)

Прошлая зима
Первый снег. Надел пуховик. Во внутреннем кармане обнаружил флешку. Она стойко перенесла стирку в машинке и весенне-летне-осеннюю спячку. Вставил в комп – работает! Там фотки, музыка и текст. Фотки - мне, музыка - для настроения, текст – вам.
Возможно, кто то уже слышал от меня эту историю на крохотной кухне в харьковской хрущевке. Я не могу и не хочу забывать, как страх, боль и отчаяние выгнали из родного города тысячи людей. Как уезжали друзья и близкие, как росла ненависть и стена непонимания.
Прошло почти два года, у меня было время все взвесить и проанализировать. Но мнения своего я так и не изменил…
Март
Что-то не так с родным городом. Толпы орков и вурдалаков с георгиевскими ленточками в центре. Побили знакомую девочку, читала стихи возле памятника Шевченко в день его рождения. Новые слова – «вата», «сепар», «майданутый», «титушка». Еще никто не знает о Болотове. Город распирают слухи о колоннах автобусов с «бандеровщины». Они всенепременно приедут и будут нас бить, заявили бабушки возле подъезда. Дни шли, автобусов не было. Стало очевидно, что НЛО в Луганске появится раньше львовского автопробега. Стадо гопников вломилось в здание Обладминстрации. Битые стекла, битые менты. Майдан всегда казался «где то там», а вот вам результат. Мы-то причем?
Апрель
Летняя жара. Первые шашлыки. Сидим в посадке, еще все серое, кучи прошлогодних листьев. Пьем пиво, обсуждаем захват здания СБУ. Наш вывод – приедут беркута или менты, дадут всем люлей, пожурят, отнимут мелочь и отправят по домам. Первое заявление Болотова. Это все пафос и ненадолго, думают луганчане. Я крут и всемогущ, отвечает Болотов, побрякивая автоматом. Все заняты своими проблемами. Кредиты, летняя резина на дэу ланос, пластиковое окно на дачу. Какая нахер политика? Нет уж, это в Киеве воняет горелыми покрышками. Клубитесь там. Какая еще «Молодая гвардия»? Дети, учите уроки, у вас хвосты по сопромату.
Май
ЛНР? Шо за нафик? Кто здесь, включите свет. 11 мая – все на референдум. Куда? За кого? Путин нас спасет? А Коломойцев кто? Приватбанк? Ну че, нормальный мужик, хоть и еврей. Нам некогда. Мы на даче еще картошку не посадили. Первый звонок – стреляли. Стреляли в городе. Из автомата. Активист Доктор там был и все снимал на камеру. Доктора забрали люди в камуфляже. Как? Кто вы вообще такие???? Утром Доктор дома, но сильно побит. Что, что происходит? Ведь скоро все закончится, ведь правда же, скоро все закончится?
Страна без президента, куда тебя несет? Луганск и Донецк не голосуют. В области один избирательный участок, и там кого-то убили. Второй друг попадает в подвалы здания бывшего СБУ. Журналист? Враг-предатель! Укроповский шпиён, не иначе. Отпускают через 4 дня. Побит очень сильно, увезли в Киев. Травматология. Нет короткой памяти. Жена отбирает телефон. Все звонят, он никого не помнит. Она плачет.
Июнь
Каждый год, в ночь 31 мая, мы с друзьями традиционно сидели в парке Дружбы и отмечали «32 мая». Так назывался ежегодный фестиваль социальных фильмов, который проходил в этом парке под открытым небом до самого утра. Но в этом году 32 мая не было.
2 число. Иду по городу, разговариваю по телефону с женой. Извини, перезвоню, не слышу, самолет гудит. Что? Что? Але? Какой самолет? Да вот же он. Все смотрят на самолет, все люди стоят и смотрят. И вдруг вспышка, следы дыма. Что это? Грохот. Настоящий жуткий грохот. Куда пропали??? Зачем стрелять по мирному городу??? 8 трупов.
13 июня
Звуки стреляющих орудий. Салют? Да нет, какой салют. Вроде не праздник. Утром – интернет – видео - обстрел Макарово. 15 км от Луганска. 16 км от моего дома. Трупы. Пожар. Боль. Слезы. Страшно.
Каждое утро – звуки выстрелов. Блокпосты. Зачем? Еду на дачу – блокпосты. Какой-то урод с дебильной рожей останавливает автобус. Автомат висит дулом вниз. У меня за такое в армии сажали читать вслух Бродского на табурете в маленькой камере. Всю ночь.
Мне говорят, что нужно уезжать.
Да-да. Благодарю. Я собираюсь.
Да-да. Я понимаю. Провожать
не следует. Да, я не потеряюсь.
Металлист. Счастье. Грохот орудий постоянно. Мы привыкаем просыпаться в 4 утра. В 8 едем на работу. Офисы работают, кинотеатры работают. СМС из банка – плати кредит вовремя. В «АТБ» спрятаны ворота в Нарнию. Луганск похож на Париж 39-го. Как у Ремарка.
Алло, привет, у вас тихо?
Алло, привет, у вас там тихо?
Алло, привет, у вас как? Тихо?
Июль
Закрыты ВУЗы. Мой колледж работает, нам пофиг. У нас защита дипломов. Стреляют? Ну да, так не по нам же. У нас дипломы, отвалите.
- Здравствуйте, это обменный пункт?
- Да, что вам поменять?
- Поменяйте мне город, пожалуйста.
- Извините, Луганск к обмену не принимаем.
Уезжают друзья. От страха, от угроз, от бандитов с автоматами.
Заходила соседка, попросила крестовую отвертку. Пацаны во дворе нещадно лупят мяч по воротам. Бабушки на лавочке активно обсуждают хронологию АТО. "Пивная лавка" работает, проверяю ежедневно. Какие-то чувачки громко ржут под окном. При всем при этом отлично слышны звуки тяжелых выстрелов то ли со Станицы то ли с Металлиста. Это город пофигистов. Этот город будет жить вечно. Так я тогда думал.
Спустя неделю
Стою жду лифт. Подходит сосед с баклажкой пивчанского, говорит «Привет, Колек!». Грю, «привет Сергеич». А он спрашивает «Телек смотришь? как тебе россияне?» Ну я ответил, что россияне наверняка в большинстве своем мирные незлые люди, а вот президент у них - Хуйло. До 4 этажа доехали молча, я уже выхожу, Сергеич говорит: «Ну я вообще то за футбол спрашивал, а Путин точно – хуйло».

48 июля
В городе не стреляют? А нет, стреляют. Просто я уже не замечаю. Утром в контакт, там пост. Отец закрыл собой коляску. Фото. Не верю глазам!
Коля! Коляба!!!!!!!!!!! Нееееееееееееет! Как же так????
Мы же вот только созванивались, вот два пропущенных вчера от тебя…
14 июля 2014 года в результате обстрела жилых кварталов погиб Бахмач Николай, 21 год. Осколок попал в область сердца, когда Николай закрыл своим телом коляску с месячным ребенком. Его ребенком. Сын. Тоже Николай. Малыш жив. Отец ребенка, не приходя в сознание, скончался на руках жены.
Суки, ненавижу!!! Кто ответит? Кто виноват? Сижу на даче, реву 4 час. Теща поит самогоном, не помогает. Через 2 дня похороны. Много людей. Много ТВ. Слишком много ТВ. Чуваки из Рен-ТВ просят дать комментарий. У меня слезы, идите на хуй, Рен-ТВ.
Кладбище на Южном. Со стороны аэропорта залпы Града. Все молчат. Всем больно. Соседнее поле бороздит комбайн. Хлеб и смерть. Мир и война. Пьем ледяную водку. Поминаем.
За окном кафе херячат минометы. Выходим покурить, стреляет где уж совсем рядом. Выбегаем на дорогу, люди в шортах и шлепанцах кидают минометную установку в джип без номеров и резко сваливают. Суки ЛНРовские, не иначе.
Еду к жене. Ночью сирена. Бежим в подвал. Малышка хочет спать. Собираю из старой мебели «кровать». Сидим часа 2. Вроде тихо. Осторожно выхожу из подъезда, ептить, соседи бухают пиво на лавочке. Идем домой на 5 этаж, до утра спокойно.
Какой-то там день июля
Жена с детьми и родителями уезжает в Киев. Остаюсь один на даче. Скучно. Сколотил песочницу для малой. Выдернул антенну из телевизора. Не могу. Ложь и кровь. Холодильник забит едой. На случай войны, шутили мы. Вот он, случай. Есть не могу. Пью пиво. Пью водку. Пью водку с пивом. Ночью часа в 3 громыхает так, что лопнуло оконное стекло. Вышел, посмотрел, тихо. Только собаки лают. Выпил. Лег спать.
Кеда пишет: чувак, уезжай из Луганска, ты не понимаешь что происходит, ты привык. Как уезжать? У меня помидоры колосятся, цемент не накрыт, песочница без седлушки. Марина обещала встретиться - утешить. Я не могу ехать, у меня тут дела. Какие дела? Нууууу… Марина, все такое. За цемент 500 грн отдали, а вдруг сопрут.
Еще с дачи на квартиру бы съездить, забрать документы и компы-планшеты, но ссыкотно. Далеко ехать, через весь город. И маршрута 2 – или через автовокзал (а там вообще жесть) или через Городок (что ничем не лучше). Сижу не дергаюсь. Сходил, купил еще пива. Мужички под магазином бухают самогон. Один жалуется, что в сарай прилетел осколок, разбил 3 литра первача. Не повезло, соболезнуют окружающие.
Следующий день
Не спал. Всю ночь стрелял Град метрах в 500 судя по звуку. Суки, дайте поспать, шмаляйте себе в открытом космосе, там звук не рассеивается. Залез в подвал. Холодно. Скучно. Нашел газету за 1990 год. Горбачев передает трудящимся горячий привет. Полез к холодильнику. Взял водки и огурцов. Вроде тихо, ан нет же, опять херячат. Звон стекла, прыгаю в открытый люк подвала.
Надо валить.
Надо СРОЧНО валить!!!
Утром!!!!
Бросил все. Помидоры, цемент, Марину. Еду на ЖД. В городе пусто. Машины не ездят. Запрещено. Только маршрутки и гамновозы. А, и гамновозы ЛНР. В маршрутку еле влез. Народу - не протолкнуться. Никто не ругается. Аккуратно складываем огромные сумки, ждем, пока сядет бабушка. Народ передает друг другу холодную минералку, все молчаливы и спокойны.
Приезжаю на ЖД вокзал
Вавилон курит.
Вместо очереди – живая биомасса. Люди, коты, собаки. Дети плачут, дети спят, дети поют и просят воды. Приезжает «скорая». Тут же приезжает джип ЛНР. Бабушке плохо, бабушка не опасна, стрелять не обучена.
Вдруг пламенная речь: «Что суки, съебуете? А кто город от фашистов защищать будет? Совести нет? Продались Америке, пидарасы? Щас 10 человек выберем и расстреляем» - вещает какой-то сопляк лет 19 с автоматом.
Мужики скрипят зубами но молчат. Женщины плачут. Бабушки открыли словесную атаку, пацан обосрался и убежал. Так то, ибо не хер… Бабушки – наше все.
Очередь
Ты очередь или просто стоим? Пять часов в очереди. Пять! Пять, сука, часов в очереди! Пью кипяченое пиво. До поезда полчаса, до кассы – вечность. Прошу пропустить – возмущаются. Но пропускают. Женщина в истерике тоже на мой поезд. Пропускаю ее. И тут окошко хлоп – перерыв. Как так? А как же я??? Девушка, продай билет!!! Продай!!! Подходит чувак в бронике с 2 автоматами. Титановец, не сепар. Зовет кассиршу, вернулась. До поезда 5 минут.
Бегу по рельсам на последний перрон, руки дрожат, сердце выскакивает. Залетаю в вагон. Проводница орет, давай билет. Билет! Вот он билет! Вот он, пропуск в мир добра и спокойствия. Мир добрых снов и детских улыбок.
Уезжаем
Едем медленно. На Юбилейном горит шахта. Черный дым до неба. В Родаково самолет выпускает теплухи. В Дебальцево еще спокойно и холодное пиво в буфете. Пью с лутугинцами теплую водку. Один буянит, один плачет. Не помню где, граница Донецкой области. Стоим на станции, курим. Метрах в 300 стреляет Град. Снаряды летят над вагонами. Стоянка 5 минут. Уезжаем.
Утром. Полтава
Тишина. До поезда на Харьков 2 часа свободного времени. На площади стоит 2 МАЗа с кунгами. Плакат «Помощь беженцам из зоны АТО». Захожу, говорю, чем поможете. Два прапора заспанными голосами предлагают дом где то под Диканькой. Коровам хвосты крутить. Не знаю, чем заняться. Прохожу рынок, какая то Наталка Полтавка рассказала как проехать в центр и дала спелых груш.
Кругом флаги Украины висят. Увидел работающий терминал Приватбанка, чуть не расцеловал в экран, ей богу. Прошел минут 5, и вижу красивейшую картину. Река. Облака. Золотые купола Собора на горизонте. Никаких тебе Градов и минометов…
Спустился к реке, чувак с пакетом сказал что река - Ворскла и попросил сигарету. Посидели, помолчали. Он докурил и пошел убирать мусор на пляже. Я достал остатки колбасы и помидор, грустно стал жевать и наслаждаться мирной жизнью. Колбасу отобрал местный кот. Помидор был невкусный.
Рядом группа каких то космических бабушек делала зарядку. Смесь йоги и народных танцев. Сказали не стесняться и тоже заняться гимнастикой. Я разделся и окунулся в чистую ледяную воду.
И вот только ТОГДА я понял, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ творится в Луганске…….
Через два часа поезд, еще через два – Харьков.
Ну а дальше вы все итак знаете.
И еще. Я не сбежал из Луганска. Я уехал из Новороссии, несуществующей злой страны, где вчерашние бандиты мучают и грабят мирное население.
Я очень хочу вернуться в Луганск.
Очень…..

Читайте также:

Путевые заметки непутевого беженца (ФОТО)
1/ 2
Oleh