Жизнь в "республике": С нас здесь даже СССР «стебется»

Сегодня давали зарплату. Кроме зарплаты, была еще стипендия тем, кто ее получает.

Знаете, как это все происходит? Никаких смс-рассылок, никаких интернет-оповещений, кроме ОБС – в том самом значении, когда одна бабка сказала другой. То есть на работе говорят, что деньги «упали» на банк, и ты мчишь, вооруженный паспортом и кодом (только оригиналами!), в любой «госбанк».

А там таких, как ты, уже прилично. Еще какие-то пенсионеры, студенты, плательщики коммунальных услуг, которым нужно это все сделать именно сегодня… И никто не может ждать в принципе. Пока ждешь (от часа до двух часов в живой очереди), успеваешь узнать все местные известия. Лучшее место, чтобы проникнуться городскими настроениями и узнать все новости!

Да, я забыла сказать, что местная «армия» получает деньги на рабочем месте, то есть в своих бухгалтериях, и в общей очереди они не парятся. Нет, у них тоже своя очередь, тоже неслабая, но наша на улице, а их – в помещении. Я стояла под банком в числе еще тридцати страждущих, а мимо шла женщина, которая пристроилась к нам, думая, что это автобусная остановка.

Сегодня я попала в компанию работников филармонии, разговоры были соответствующие. Вежливо-оправдательные фразы своей компании музыкантов: «Я бы могла и завтра получить деньги, но мне всем нужно отдать долги, поэтому вот стою за зарплатой сегодня».

Есть такая местная фишка, что деньги нужно получить именно в тот день, когда их дают, потому что неизвестно, что будет завтра. Ну, это помимо того, что просто нужны деньги, нужны сегодня, остро нужны, почти позарез. У меня был эпизод, когда я потратила полдня, чтобы получить талоны на получение продуктовой помощи (и таких, как я, было несколько сотен), а в указанный в талоне день и время оказалось, что помощь уже именно с этого дня не выдают – какие-то изменения у них произошли в «правительстве».

Оказалось, что наши талоны не ценнее туалетной бумаги. Так это я потратила всего-то полдня на эти талоны и еще часа три на очередь, пока перед нами не выступил местный «депутат» со ступенек с тем, чтобы мы не стояли, а топали по домам… А были и те, кто падал в обморок, кто не мог стоять, кого вели под руки – слепые и немощные. Жалкое зрелище! В общем, все теперь все получают четко в дни поступления. Никто особо не верит тому, что на завтра еще что-то останется.

Настроения в очереди были большей частью лирические. Не гневные настроения (какой же гнев, когда до желанных денег всего-то пара метров), а именно с оттенком ностальгии.

«Раньше мы худо-бедно, но жили. Что-то откладывали, что-то покупали, питались нормально. А что теперь? Денег не хватает даже не еду», – это работяга в очереди шепчет женщинам рядом.

Мог бы и не озвучивать – весь его «лук» в тон словам – бедность погоняет бедностью. Его слушательница в комнатных тапках и теплых носках, пальтишко еще ленинских времен.

«Чем мы раньше плохо жили? Нормально жили раньше! Если кто и воровал в правительстве, то и мы не голодали. Это жизнь была, а сейчас непонятно как это назвать. Хотя и здесь живем, но дальше что будет?». Это глас народный в лице пенсионеров.

Тема ностальгии по прошлому звучит все время. Неистребимая тема тоски по ушедшему счастливому прошлому, которое, имея, не храним, а потерявши – плачем. Вы замечали, что есть даже такие группы в соцсетях, которые выкладывают фотки того, довоенного Луганска. Ничего будто бы особенного – машины, реклама, иллюминация, люди, ночной город, трафик… Обычная жизнь обычного города, но когда смотришь на эти фотки, всегда реветь хочется. Вроде и улицы целы, и город будто жив, и люди есть, а все не то, и сердце щемит до невозможности. 

«Интересно, снег будет еще? Наверное, уже не будет – весна! Хотя мы же в «ЛНР», а тут все, даже погода, по-другому», – это молодежь с явной издёвкой в адрес местной «власти».

Средне-плохенько одеты. Берут молодостью, скалят белозубые улыбки, счастливы весне, деньгам, солнцу… Смеются над собой и «государством»: «Я когда маме говорю, сколько я получаю, она с меня «выпадает». Ну, ничего, диплом получу, сразу уеду отсюда, в этот же день!»

Я смотрела на всю эту разномастную публику у банка, посеченного осколками (а рядом так вообще бутафория, а не здание – одни стены), и думала, что мы все из прошлого – в одежде из довоенного времени, с терпением, которого не занимать, с юмором, когда не стыдно над собой хохотать… «Я думаю, с нас здесь даже СССР «стебется» – как нам тут весело», – это молодежь из филармонии шутит шепотом.

И я смеюсь вместе с ними, потому что солнце, весна, запахи, а час ожидания почти не в счет.

Деньги кажутся огромной суммой, потому что выдают их мелкими купюрами. Я бегу сразу в мясной магазинчик и накупаю пакет вкусностей и деликатесов (да-да, глупо, знаю!), но я хочу праздника сегодня, не откладывая его в долгий ящик ожидания.

Магазин полон «военных». Наверное, у них тоже зарплата. Покупают колбасную нарезку и сыр, магазин полон людей, как будто мир не перевернулся с ног на голову, и все мы можем себе позволить все, что хотим, не только сегодня, но и каждый день, а жизнь имеет запахи и оттенки счастья не только в день зарплаты, но и всегда. Как когда-то, когда, имея, не храним, а потерявши – плачем…

Яна Викторова, преподаватель, город Луганск

Читайте также:

Жизнь в "республике": С нас здесь даже СССР «стебется»
1/ 2
Oleh