Почему в России скрывают историю с няней-убийцей?

Не было никакой девочки. И отрезанной головы не было.
И безумной няни не было тоже. Национальность няни, кстати, неизвестна. Ничего не было.
А распятый мальчик в Донбассе был.
И ничье душевное равновесие не поколебалось от непрерывного смакования кровавых бредней про малыша, прибитого к доске объявлений, и его маму, привязанную к танку, который сделал с ней три круга по площади. 
Кроме распятого мальчика была изнасилованная в Германии 13-летняя девочка. 
И телевидение не упустило ни единой возможности рассказать о ней.
Чтобы даже случайный зритель не ушел от деталей того, как распоясавшиеся мигранты насиловали русского ребенка, а немецкая полиция бездействовала. 
Русский мальчик Дима Яковлев, к несчастью, был настоящим. Но для настоящего погибшего ребенка одного телевизионного дерьма было недостаточно - и приняли целый закон.
Чтобы в ответ на гибель одного ребенка в Америке, десятки, если не сотни, детей в России не смогли найти новые семьи. 
Здесь их никто не брал, в Америку их не отдали - и справедливость вместе с человеколюбием восторжествовали.
Телеканалы не могли проникнуться подобным же человеколюбием все скопом.
Значит, проникся кто-то один и дал телеканалам добрый совет. 
Руководствуясь простой идеей, что если про какую-то новость не говорят по телевизору, то никакой новости и в природе не существует.
Наша телевидение и наша пропаганда живут по этому советскому закону до сих пор.
И не важно, что два дня к ряду нет более обсуждаемой в интернете темы.
Интернет - не в счет. Интернет - это, как известно, помойка, грибница для «майдана» и вообще полстраны компьютеров в глаза не видала.
Но миллионы людей все равно узнали о трагедии. В Москве несут цветы к дому, где жила убитая девочка и к «Октябрьскому полю», где бродила
Антон ОРЕХЪ

Читайте также:

Почему в России скрывают историю с няней-убийцей?
1/ 2
Oleh