Владимир Путин и эффект Пиноккио

У Пиноккио во время лжи удлинялся нос. А у другого персонажа реальной жизни до недавнего времени от вранья рос рейтинг. Но, видимо, чары рассеиваются…

По последнему шоу с участием Владимира Путина уже, наверное, все оттоптались. Поэтому от себя выделю несколько наиболее ярких моментов, на которые я обратил внимание.

В этом году не было смешных ситуаций, типа прошлогоднего Вятского кваса. И для меня этот факт говорит ровно об одном – шутки у Путина заканчиваются. Вернее, заканчивается возможность «искрометно» шутить, поскольку собравшиеся с другой стороны явно дали понять, что не готовы принимать своеобразный президентский юмор. Он это четко понял в начале пресс-конференции, вбросив пробный шар с бородатым анекдотом про черные полосы. Засмеялись немногие.
Формально, чистую правду он сказал один раз, в первой фразе – мол, я не знаю, что вам рассказывать после моего обращения к Федеральному Собранию. На этом, теоретически, мероприятие можно было заканчивать. Однако, Путин все же решил попробовать продолжить. И после первых же вопросов понял, что отшутиться, как в прошлом году – не получится. Значит, выход один – лгать и изворачиваться.
Чтобы сильно не повторяться – сухим остатком, кратко.
Самое главное – Путин недвусмысленно дал понять, что «своих» он по-прежнему не бросает. Это касается и Ротенбергов, и Чаек, и его дочерей, и остальных успешных менеджеров. Вы хоть пополам разорвитесь со своими расследованиями, я сказал – нет, значит так и будет.
Дальше.

Лгать, как учили в разведшколе, нужно самозабвенно. Поэтому, дорогие россияне, и ВВП (не инициалы) удвоился, и доходы граждан существенно выросли. А кто этого не видит — тот дурак и агент госдепа.
Крым – проблемная зона, поэтому, признав это, особо и говорить о нем нечего. Няш, и все, забыли.
После сентенции про то, что Турция кому-то там захотела что-то лизнуть, я даже боюсь представить, какого уровня будут остроты в следующем году. Как бы не пришлось в 2016 году ставить статус трансляции «18+».
Украина – не Сирия. В Сирии у нас идут боевые учения, а «на Украине» – так, фигня, и неудачник Саакашвили, поставленный Госдепом. Правда, военные наши на Донбассе есть, но это не кадровые военные, хотя и выполняют боевые операции. И понимайте, как хотите – полностью все расскажу в фильме «Донбасс: Путь на родину».

Пенсии мы не будем сокращать, а просто не будем индексировать. Но сделаем это очень плавно, так, что вы не заметите и раньше умрете.
В остальном же – мы готовы дружить со всеми, только мы расскажем сначала, как нам нравится дружить в Таможенном союзе, а не ваши условия дурацкого Евросоюза.
Резюмируя написанное, скажу честно – впечатление на меня Путин произвел весьма унылое и достаточно жалкое. Не было никаких громогласных суровых заявлений из серии «…у нас есть такие приборы, но мы вам про них не расскажем» и обещаний мочить в санузлах всех, кого не попадя.
А были кивки и не очень уверенные признания, что «да, с этим нужно что-то делать».
Если получится.
В следующем году.
Или позже.
Там уже, как нефть себя поведет…

Читайте также:

Владимир Путин и эффект Пиноккио
1/ 2
Oleh