“Колбасу они впервые увидели, когда я им показал”, – жизнь в РФ

Только что домой приехал. С телевидения меня вез водитель, с которым мы, как говорит моя жена, зацепились языками.
Выяснилось, что он заядлый путешественник. Но за границу не ездит принципиально: 
Я еще Россию не всю объездил”. Хотя в России мужик объездил уже реально много. Например, лет десять назад они двумя семьями на двух джипах отправились из Москвы в Магадан. И доехали, что интересно. Все путешествие заняло два с половиной месяца.
Питались грибами, ягодами, диким чесноком, рыбой, рябчиками, зайцами, лебяжьими яйцами, красной икрой – в общем, всем, что собирали, вылавливали и настреливали. 
Солярку брали у военных, на машинно-тракторных станциях и у машинистов локомотивов.
– Смотришь по карте, где железная дорога. Едешь туда, ждешь, больше суток никогда не ждали. Поднимаешь руку со стаканом, останавливаешь локомотив. И машинист тебе за стакан спирта все емкости соляркой зальёт. Заправок же там нет. Дорог, в европейском понимании этого слова, тоже нет.
Полторы тысячи километров можно проехать по проселкам и руслам рек и никакого жилья не встретить… Там всё странно, в этой незнакомой нам России. Путешественники почти ничего не покупали в этой поездке, потому как – натуральный обмен.
– Мы набрали в дорогу старой одежды, спирта, перочинных ножей, сахару – и меняли на то, что нам было нужно. Один раз дал я мужику пятисотку, он отказался: 
“Нет, нам ваших денег не надо. Что у вас есть из полезного? Сахар? Спички?” Как у папуасов – можно на перочинный ножик или старую куртку выменять мешок кедровых орехов…

Конечно, иногда они выезжают в мир. Одна бабка, например, раз в два года ездит получать пенсию за 800 километров. Она знает, когда идет лесовоз, садится к машинисту и едет до развилки. Там на следующий день пересаживается на кукушку и едет до поселка, где получает деньги и ждет обратной оказии. Все путешествие за пенсией у нее занимает месяц.
Но самое интересное то, что в этом путешествии мой новый знакомец добрался до мест, где керосин жгут по праздникам, а в обычные дни освещают дома лучиной. Он даже выменял у них на свою старую куртку светец. 
Это, если кто не знает, такая кованая рогулька, куда закрепляется лучина.
– Мне не только светец дали, но и плошечку под него, куда наливается вода, чтобы угольки и пепел в туда падали. И вдобавок научили лучины калить.
– Что значит “лучины калить”?
– Ну простую березовую лучину в светец сразу не вставляют, она будет гореть неравномерно, коптить начнет, да и сгорит почти сразу. Поэтому лучины сначала калят в печи – разгребают угли и кладут лучины на горячий под, чтобы они прокалились и стали коричневыми. Вот тогда лучины горят хорошо.
– Это какой-то п*здец. Впервые слышу, чтюбы в 21 веке люди лучины жгли… А что они там носят, чем моются, где берут металл?
– Моются золой и чистотелом, ходят в баню. Носят, что с большой земли случайно попало. Например, мужик, у которого я светец выменял, носил свой армейский бушлат или спецовку, не знаю, как назвать – со знаком радиационной опасности на спине. 
А представьте его ботинки! У них вместо подметок – автомобильная покрышка. 
Ну а ножи и прочие металлические предметы куют, у них кузнец есть. Слава богу у нас по северам этого металла валяется..
– А документы у них вообще есть?
– Я не интересовался. Но что касается лучин, то это как раз не очень и удивительно, так далеко ехать не надо, чтобы лучины увидеть – у нас в полутора тысячах километров от Москвы лучинами дома освещают.
– Где?
– В Карелии. Там в глухомани нет электричества, поэтому люди не знают, что такое телевизор, холодильник. Колбасу они впервые увидели, когда я им показал…

Читайте также:

“Колбасу они впервые увидели, когда я им показал”, – жизнь в РФ
1/ 2
Oleh