Пошляндия

Нет, не коррупция, не авторитаризм, не имперские бредни, а пошлость — вот главное содержание путинской России.
Пошло все. Пошлы благостные интонации Гундяева, пошла его сусальная софринская продукция, пошлы вереницы ругачих советских теток к «поясу Богородицы». 
Пошла реанимированная имперская стилистика, предельно пошла чекистская диктатура с ее претензиями на царскую осанку. 
Пошлы путинские притязания на вождизм и его подражания Муссолини. 
Пошла всенародная любовь к Путину. 86 процентов — это 86 процентов стопроцентной, чистой как спирт, пошлости. 
Пошл Путин, сочетающий повадки «брателло» с православно-имперским мессианством. Пошлы депутаты и футбольные фанаты, менты и байкеры-патриоты, пошлы Жирик и Кадыров, Вл. Соловьев и Дм. Киселев. Опошлился сам народ, сам тип русского человека: пошл его душевный строй, этот жуткий микс из вторичной, перебродившей советской лжи, воскресшей «гордости», новодельного «православия», зоологического телевидения, всех этих песен и песенок, шуточек и ухваток. 
Что об’единяет в России богатых и бедных, звезд и алкашей, епископов и продавщиц, режиссеров и ватников? Равенство в пошлости.

Мы видим какого-то коллективного Стаса Михайлова, Путина и Задорнова в одном флаконе.
Пошл украденный Крым, а «Русская весна» — это было просто половодье пошлости, половодье пошлейших чувств. 
Пошла марионеточная Лугандония, пошлы «колорадские» ленты, поначалу приуроченные было к 9-му мая, а теперь ставшие круглогодичным маркером лояльности. 
И само 9-ое мая стало пошлой спекуляций, пошлой и помпезной конструкцией смыслов, подпирающей пошлую власть и исторически опошлившуюся страну.

Патриотизм — он сегодня не просто синоним пошлости, а сама пошлость. 
Показательный пуск крылатых ракет с Каспия, вся эта демонстрация крутизны, приуроченная ко дню рождения Путина — вопиющая пошлятина, как и восторги российской публики по сему поводу («вставили пиндосам!»). 
Как и триумфальные сообщения о футбольных победах, всегда идущие главной новостью по телеку. 
А уж оргазмическое ликование футбыдла, орущего «Россия!! Россия!!!», будто заклинающего безликого бога пошлости...

Империя сползает в небытие не тогда, когда слабеют ее мышцы, дребезжит ее голос, а тогда, когда она всеми порами начинает источать из себя пошлость. Россия провоняла пошлостью, как морг — смертью. 
Пошлость, как запах, впиталась в одежду, в православные бороды, в триколоры. 
Пошлость выдыхают дула российских калашей. Любой нынешний российский «бренд» — пошл. 
Россия опошлила даже свое знаменитое богоискательство, даже свою великую русскую речь. 
Кажется, что пошла уже сама русская даль с ее перелесками и золотыми точками куполов.
Что настанет после пошлости? Какой будет пост-пошлость?
Алексей Широпаев

Читайте также:

Пошляндия
1/ 2
Oleh