Что с витриной? Крым становится лицом «новой» России

За полтора года после «русской весны» общение крымчан с заезжими с континента россиянами прошло как минимум три этапа.
«Витрина России»
Первый условно можно назвать «Витрина России». Едва «вежливые люди» успели отойти немного в сторону с улиц крымских городов, как стали появляться разного рода важные персоны с видом знатоков. 
«У меня хорошие связи в правительстве. Вот увидите, Крым для России – это теперь вопрос чести. Из вас сделают витрину, образец. Вы видели, как Сочи подготовили к Олимпиаде? 
Так вот у вас будет лучше», – изрекала важная персона где-нибудь на набережной Ялты, медленно потягивая массандровское вино.
Подобные месседжи активно распространялись и через СМИ. Сами крымчане очень внимательно слушали. 
Конечно, не без надежды, что наконец-то пришел добрый барин, который наведет порядок. Дороги наконец-то станут ровным, медицина бесплатной, а правила, как в России – все жестко, но по-честному. 
Месседжи попали на очень благодатную почву. 
Ностальгия по советским порядкам, склонность к патернализму и банальная южная расслабленность – это те черты, которые всегда отличали человека крымского. 
Поэтому вовсе не удивительно, что на первом этапе реализация романтической мечты о новой жизни, да еще и без приложения каких-либо усилий со своей стороны, казалась такой заманчивой.
«Не все сразу. Или просто нужно подождать»
Второй этап можно условно обозначить «Не все сразу. Или просто нужно подождать». 
Где-то к лету 2014 года, столкнувшись с первыми российскими бюрократическими прелестями, не оправдывающим ожиданий курортным сезоном и набирающим обороты ростом цен, обыватель начал подозревать – что-то идет не так. 
Тут уж впору было найти рациональное объяснение происходящему. 
Помогли как всегда каналы массовой коммуникации, вбросившие идею, что грандиозные трансформации никогда не проходят гладко, всякие неудачи списывались на трудности переходного периода. 
Получившие новую надежду крымчане подхватили этот тезис на ура – уж очень он был удобен в объяснении любого происходящего беспорядка.


«Усталость»
Третий этап стартовал где-то после нового года, когда все российские законы и правила заработали в полную мощь, а крымская власть объявила переходный период окончательно и успешно пройденным. И какова же оказалась мечта! 
Вместо многочисленных льгот для малого бизнеса пришли еще более жесткие ограничения и беспощадная бюрократическая машина. 
Вместо хороших дорог – ямы поглубже украинских. Вместо качественной бесплатной медицины – огромные очереди в больницах. 
Вместо повышения социальных стандартов – одни из самых высоких в России цен и едва не самые низкие зарплаты. 
Вместо колоссальных частных инвестиций – исход украинских компаний и полное игнорирование Крыма со стороны крупного российского капитала.
Стало очевидно и то, что намеченные грандиозные инфраструктурные проекты, мягко говоря, буксуют. 
Даже на тех направлениях, где деньги все-таки выделяют, они активно разворовываются местными чиновниками. 
В социальных сетях уже в открытую ширится недовольство коррупцией и управленческим идиотизмом. 
Чтобы хоть как-то снизить градус возмущения происходящим, была проведена косметическая чистка рядов крымской власти, вылившаяся в несколько громких увольнений и арестов. Но кардинально такие полумеры, конечно, ничего не изменили.
Крымчане же разделились на 3 лагеря. 
Одни все еще верят, что просто нужно подождать немного дольше и активно ищут виноватых. 
Список виноватых при этом хорошо известен – Украина с бандеровцами, Обама с санкциями, Меркель, потому что немка, а от немецкой бабы вообще нельзя ждать чего-то хорошего. Самые понятливые новопатриоты России смирились с новой реальностью и просто пытаются адаптироваться. 
Для тех же, кто изначально не принял аннексию, ничего удивительного в происходящем нет. Выбор остается открытым – уезжать или тоже приспосабливаться.
При этом парадокс Крыма состоит в том, что несбывшиеся надежды для ходивших на «референдум» крымчан не сигнализируют о том, что их выбор был неправильным. 
В массовом сознании четко работает установка – если бы не Путин, у нас была бы война. 
При этом в Украине дела еще намного хуже, поэтому – спасибо хотя бы за то, что живем в мире и не голодаем. 

Конечно, российская пропаганда работает четко и мощно. Но, говоря начистоту, и сама Украина не сделала достаточно много, чтобы улучшить коммуникацию с Крымом. 
Хотя бы с наиболее лояльной его частью.
Кульминацией третьего этапа, пожалуй, стал визит в Крым российского премьера Дмитрия Медведева. 
Глава российского правительства пытался как-то взбодрить местное руководство, при этом в разных контекстах прозвучал посыл, что Крыму пора учиться зарабатывать самому. 
Медведев не скрывал своего недовольства работой свободной экономической зоны, призывал улучшать качество курортных услуг, привлекать больше инвестиций и т. п.
Именно на третьем этапе во взаимоотношениях Крыма и России стала прослеживаться некоторая взаимная усталость от обилия проблем и противоречий, крымской коррупции и российской необязательности. 
Крым хотел вернуться в новый СССР, а очутился в царстве государственного олигархата. Россия хотела получить доказательство своего имперского статуса, а получила санкции, конфронтацию со всем миром и еще один крайне проблемный, дотационный регион с деградирующей экономикой. 
Словом «Усталость», пожалуй, можно обозначить и весь третий этап.
Крымизация России
Из священной Корсуни и символа возрождения империи Крым становится для Кремля обычным регионом с типичными для всех проблемами. 
Ликвидация министерства по делам Крыма и проект упразднения отдельного федерального округа только подтверждают эту идею. 
Некоторые наблюдатели даже поспешили сделать вывод, что витрина вот-вот будет закрыта окончательно. 
Эти суждения верны отчасти. Исключительным Крым отныне останется только в сводках российских новостей – это закономерно. 
С другой стороны, все идет к тому, что Крым таки становится витриной России. 
Но вовсе не потому что вдруг здесь будет отстроена новая Анталия. Просто сама Россия стремительно становится огромным Крымом. 
Еще 5 лет назад в России существовало несколько влиятельных оппозиционных СМИ, еще 10 лет назад на повестке дня стояли либеральные реформы, еще 15 лет назад она стремилась стать частью западного мира. Крым же все это время жил в плену своих фобий и иллюзий, продолжал бояться НАТО, был нетерпелив к другим мнениям, воспринимал свободу как вредное излишество, ностальгировал по жесткой руке, голосовал за ретроградов и почти не создавал современных производств. 
Пожалуй, единственным серьезным противовесом были крымские татары, которые традиционно голосовали за демократические проукраинские силы, активно поддерживали территориальную целостность страны.
Реальность за последние полтора года очень стремительно изменилась. 
Все то, что казалось незыблемым для российского руководства, стремительно рушится. 
Покупать западный уровень жизни за нефтедоллары больше не получится, ввиду кратного сокращения их потока. Формула «нефть в обмен на все остальное» отныне подлежит пересмотру. 
Россия осталась один на один с политической изоляцией, экономическими санкциями, отсталыми производствами, отсутствием общественного запроса на перемены и многочисленными фобиями. 
Впереди маячит десятилетие застоя со стареющим авторитарным лидером, ожесточенной охотой на ведьм и стагнирующей экономикой. Застой, интеллектуальный и экономический, – это то состояние, из которого так окончательно и не выбрался Крым, и в которое так стремительно погружается Россия. 
Поэтому витрина не только не будет закрыта, витрина как раз только открывается.
Иван Сергеенко, крымский обозреватель

Читайте также:

Что с витриной? Крым становится лицом «новой» России
1/ 2
Oleh