Фобия режима Путина: страх дошел до паранойи

Казалось бы, Россия должна радоваться протестам в соседней Армении: социальные лозунги, «братский» народ. 
Чем не продолжение великой социалистической революции за права пролетариев? 
Но все сразу меняется, когда компания, которая эксплуатирует трудящихся, оказывается российской, а любые протесты в соседних странах Кремль автоматически расценивает как угрозу своему режиму.
Значительная часть населенных пунктов СССР имели в своей топонимике упоминания о перевороте 1917 года. 
Украинские города, особенно на Левобережье, до сих пор пестрят всеми этими проспектами «40-летия Октября», улицами «Революции», «Великого Октября», «Авроры», а кое-где еще можно встретить и памятники «героям революции».
Вскоре, благодаря законам о декоммунизации, они исчезнут с карт украинских городов. 
А вот столица Российской Федерации Москва и главный город Российской империи Санкт-Петербург (тогда – Ленинград) – вовсе не спешат избавляться от революционной топонимики. 
Более того, в Белокаменной даже подумывают вернуть обратно на Лубянку памятник Феликсу Дзержинскому, одному из организаторов ноябрьского мятежа. 
Все это выглядит довольно странно, ведь любой намек на революцию в нынешней России – это именно то, чего очень боится Владимир Путин.
Революция и контрреволюция
Когда в ноябре 1917 года большевики совершили переворот, они обещали, что это не единственное такое деяние, а всю планету вскоре ожидает Мировая революция.
Большевистская Россия должна была стать крупнейшим экспортером переворотов, однако как-то с этим не сложилось.
Все Эльзасские, Венгерские и Баварские советские республики очень быстро сдулись, а потенциальный поход на Индию сами большевики признали безумием и свернули проект.
После этого СССР установил дипломатические связи с «проклятыми буржуями» и радостно пользовался этим. 
Впоследствии социалистический мир таки пополнился еще несколькими республиками, после «освобождения» от нацистов, а на самом деле – новой оккупации стран Восточной и Южной Европы, а также Кореи.
Позже руководство Союза попыталось провести несколько переворотов в странах Латинской Америки и Азии, однако далеко не все из них оказались успешными.
С ослаблением Советского Союза начался обратный процесс. 

Страны соцлагеря в разное время прошли через демократические революции, чтобы сбросить марионеточную прокремлевскую власть и избавиться от наследства оккупантов.
Некоторые проходят через это до сих пор. 
С каждым годом процесс становится все ближе к Белокаменной. Украина, Грузия, Кыргызстан, опять Украина, а теперь и Армения. 
Пусть даже протесты в последней имеют социальный характер и почти не несут четких антироссийских месседжей – они все равно пугают Путина и его клику.
Они уже успели натворить ошибок, назвав все технологией Запада и вмешательством Киева. 
У них этот страх дошел до паранойи. 
Они заразили им 89% социума, постоянно повторяя мантру о стабильности, раскачивании лодки и руку Запада в протестах против диктаторов.
При этом россияне еще умудряются обижаться, что в Украине валят памятники Ленину – человеку, который совершил революцию в Российской империи за деньги западных фондов и который очень любил валить памятники. 
Ирония, не так ли?
Бумеранг революции непременно вернется в Россию
Россия почти сто лет назад запустила этот бумеранг революции и вот сейчас в Кремле физически чувствуют его приближение. 
Что вот-вот он вернется в точку, с которой его выпустили и болезненно ударит в затылок, чтобы круг мог замкнуться. 
Чтобы убить зверя в его логове.
Весь хаос, все страдания, все, что когда-то было послано этим запуском в мир – все вернется России, чтобы наконец смогла переключиться на собственные проблемы и отстать от соседей, дав им в конце концов покой. 
Тогда страна сможет разобраться в себе, провести декоммунизацию, переосмыслить ценностную систему и вернуться в лоно цивилизованных народов.
А пока есть силы – Путин и его клика побегут от бумеранга, что есть силы. 
Только он все равно застанет их врасплох и выбьет почву из-под ног. Закон бумеранга – ничего личного.

Назарий Заноз, украинский политический эксперт и публицист
inforesist.org

Читайте также:

Фобия режима Путина: страх дошел до паранойи
1/ 2
Oleh