Затишье перед боем

На фронте затишье. Смерть ходит медленно, ступает почти неслышно, подкрадывается вплотную маленькими шажками, когда ее никто не ждет. 
Лениво машет своей страшной косой – и вот кто-то подорвался на растяжке; где-то накрыло бойца одной единственной залетной миной, выпущенной "вслепую"; а эти расслабились – и получили очередь в упор… 
В Счастье сегодня пронесло, убитых нет… Войска изготовились, замерли в ожидании, когда костлявая начнет всерьез. Затишье…
Вспомнилось затишье на горе Карачун. 2 июня 2014 года. 
Отличный был день – теплый и солнечный. С утра без стрельбы. 
Бетонные плиты во дворе телецентра разогрелись, и на них устроились десантники и гвардейцы – чистить оружие, ремонтировать форму, бронежилеты, и просто поболтать, как в мирные времена, пока наблюдатели зорко следят за городом, в котором прячется неуловимая "Нона". 

Работа над скважиной застопорилась. Бурильщики прошли уже восемьдесят метров, как вдруг сломался бур… 
На глубине оказалось множество камней, продвигались медленно – по метру в час…
После обеда, совмещенного с ужином – кормили два раза в день из-за нехватки питьевой воды – свободная смена гвардейцев расположилась с гитарой перед входом в импровизированную казарму, где раньше были ремонтные мастерские. 
Пили чай, пели песни под аккомпанемент гаубиц 95-й, подавлявших огневые точки боевиков в Семеновке. 
Когда стало смеркаться, с позиций кто-то крикнул во весь голос "Вспышка!", и мы бросились за стены; во дворе гулко рванули прилетевшие мины, осколками побило стекла…
Утро следующего дня началось рано и громко. 
В пять тридцать артиллерия с Карачуна открыла массированный огонь по позициям противника на подступах к Красному Лиману. 
За час выпустили полтысячи снарядов, после чего пошли вперед штурмовые колонны под прикрытием бронетехники. 
Бой был жестокий и кровавый – на лесной дороге наш спецназ, медленно продвигавшийся вперед за броней бэтээров, обстреляли из подствольных и станковых гранатометов. Много было раненных в ноги, с большой кровопотерей. 
В десантных отделениях "четверок" (БТР-4Е), эвакуировавших "трехсотых", кровью было перемазано всё – двери, сидения, стенки, потолок… на полу стояли лужи вязкой, загустевшей крови…
Подробности боя мы узнали позже, а утром 3 июня наблюдали бой сверху, с горы. 
Видели, как рвутся вдалеке снаряды, поднимая облака пыли. 
Видели, как подбили вертолет… 
Вдруг позвонил знакомый бэтээрщик Роман по дороге в госпиталь; с ним будет всё хорошо – только что волонтерский бронежилет спас ему жизнь… Затишье кончилось.

Читайте также:

Затишье перед боем
1/ 2
Oleh