ПАЛ КРЕМЛЯ, ИЛИ ГОРИ-ГОРИ ЯСНО!

Когда начнется пал Кремля – русские расстроятся, вот увидите. 
Встанут по периметру и заревут в голос. 
Жалко, сено кончилось. Может, деревянных подсыпать?
Внутри, как мыши в клетке, бегают Путин и друзья: 
"Ах, горим, ах, спасите!" Народ пялит глаза и пританцовывает:
"Гори-гори ясно!" 
И тащит старую рухлядь, кредитные бумажки, повестки на войну, – все, что горит ясно.
– Жалко, не тонут, – вздыхает старый подводник.
– Жалко, не из пулемета, – вторит инвалид на афганской коляске.
– Жалко, не с голода, – убивается однозубая пенсионерка в платочке.
Жалость осенила крылом русский народ. Больше года их страна носилась в крымских облаках – пора на землю спускаться. 
Как поется в песне: "Были крутыми – стали кротами".
И тут придет помощь от врагов. Американцы подгонят тушенку, чехи – пива к тушенке, хохлы – каратели и фашисты! – все остальное. 
И снова воспрянет слоган "мы братья", только с украинской стороны в скептическом регистре: ешьте, мы ж не звери, чтоб вашему горю радоваться.
Обгорелого Путина покажут по ящику. 
Пойди догадайся, кто под бинтами лежит, может, бурят какой. 
Но вот раздается звук – булькающий, не бурятский. 
Может, на самом деле Путин? Или голосовой двойник? 
За деньги собрать по стране роту Галкиных – раз плюнуть.
"Прямая линия" впервые пряма, как будущий полет Киселя с верхней площадки Останкино. Рейтинг передачи зашкаливает, Кисель еще не летит, но жаба в нем уже рыдает. 
Какой простой ход: обгореть до сажи и вести передачу. Браво, Путин!
– Скажите, это вы Хакасию подожгли?
– Скажите, это вы приказали убить Немцова?
– Скажите, убийства Бузины и прочих пророссийских дядек в Киеве ваших рук дело?
Ответы односложны. Впервые разговор по делу. 
Человек за час до того, как сдохнет, врать не станет. 
Или Путин настолько крут, что и апостолу Павлу лапши отвесит?
– Дома в Москве, Буйнакске и Волгодонске вы, извините, взорвали?
– Затопить Курск вы, извините, распорядились?
– Извините, вы педофил?
– Ваша цель развалить Украину?
– Воевать собрались до последнего?
– Сколько денег, пардон, украли?
А вот тут стоп! Просили задавать вопросы, на которых ответ "да-нет". 

"Сколько" – не годится. Тут сам апостол Павел соврет, не мучайте апостолов перед кончиной. Человеку трудно лицевой губой шевелить, имейте совесть.
– Беслан и Норд-Ост на вашей совести?
– Война в Южной Осетии – ваш план?
– Россию ненавидите?
Стоп! Просили же – "да-нет". Ой, тут как раз и есть "да-нет".
– Россию ненавидите?
Хрипит Путин, устал сознаваться. Отпустите хоть по одной статье.
Ищут, по какой статье отпустить, не могут найти.
– Савченко вы решили засудить?
– Выборы были подтасованы?
Еще сильней хрипит Путин. Не знает, где заорать "нет, не я!" 
Мотает головой, раскачивает кровать, рвет на себе бинты, падает на пол, капельница в дребезги, санитарам коленом под дых, гипсом – в камеру, шум, крики, катастрофа. "Путин сбежал! 
Ловите Путина! Ату его! Где он? Вот он! Сюда его! Вяжи, вали, души!"
– Стоп, стоп, – говорит режиссер передачи. – Слишком быстро завалили. 
У нас десять минут не прошло, а Путина уже нет. Эмоции в порядке, движения годятся, особенно, когда ему санитар по шее костылем, это надо повторить. 
Но четче работайте, артикулярней. Исторический же кадр снимаем".
Все поднимаются. Путина укатывают. 
Привозят другого. "Готовы? Мотор!"
Появился как снег на голову – и уйдет грязным весенним ручейком, в водосток.
– Извините, это вы Ельцина отравили?
ROAR22

Читайте также:

ПАЛ КРЕМЛЯ, ИЛИ ГОРИ-ГОРИ ЯСНО!
1/ 2
Oleh