Между миром и войной. Диалоги жителей Артемовска

За все поездки в АТО мне практически никогда не удавалось провести несколько часов в каком-то конкретном прифронтовом населенном пункте. 
Как правило, я посещал БП или базовые лагеря в нескольких километрах от ближайших домов. 
Исключение, наверное, только Дебальцево, но там особо погулять по городу не получилось. 
В этот раз все наоборот. 
Встреча с подшефными должна была произойти в Артемовске в определенное время, но ребята из-за форс-мажора задержались на несколько часов, поэтому все это время я изучал город.
На первый взгляд – самый обычный город областного значения. 
Таких в Украине сотни. 
Только военные машины и солдаты с оружием, периодически попадающиеся на глаза, намекают на близость фронта к этому городу. 
Город живет очень размеренно, не торопливо. 
Люди ходят без суеты. 
В центральном парке несколько бальзаковских женщин чиновничьего вида с характерными прическами что-то праздновали с пивом и смехом. 
Ну, такой себе обеденный перерыв. 
Родители привезли свое маленького сына в парикмахерскую и когда они хотели открыть дверь и войти, из парикмахерской вышел солдат. 
Он улыбнулся молодой паре, сделал шаг назад и пропустил их вперед, а потом вышел сам. 
В нескольких метрах от меня стояли местные таксисты. 
Они увидели иногородние номера на моей машине и тут же стали кому-то наяривать по мобильному и коситься в мою сторону. 
В магазине я говорил на украинском языке, специально! 
И мне отвечали так же на украинском. 
Это было очень приятно и неожиданно. 
В общем – позитивный такой город. 
Но во всей этой бочке меда сразу же появилась ложка дегтя. 
Заправка Параллель, которая принадлежит Ахметову. 
На заправке за кассой крайне неприятный тип, который всем своим видом показывает свое презрение ко всем, кто протягивает ему деньги, чтобы расплатится за товар или бензин. 
Только когда заходят солдаты, он меняет выражение лица, а потом снова рожа. 
На дверях заправки рекламный плакат фонда Рината Ахметова
Там информация о том, как он помогает Донбасу. 
И сразу в глаза бросилась формулировка на плакате «фонд работает на территории, контролируемой украинской властью и на территории, не контролируемой Украиной». 
Вот как приговор! 
И никаких там «контролируемой сепаратистами» или «временно оккупированной» - просто «не контролируемой Украиной». 
Причем не «властью», а «страной». 
Типа не наша это земля уже…

Военные
Если в самом городе военных на улицах не так много, то в отдельных его местах можно встретить их огромное множество. Таких мест в городе несколько. 
Там постоянно приезжают и уезжают военные машины. 
Там бурно обсуждаются последние события в стране и травятся армейские байки.
Проведя несколько часов в общении с ребятами можно понять все, что происходит на фронте. 
Всю историю конфликта, историю побед и поражений, имена героев и предателей, позывные дебилов и солдат от Бога.
… «Я ему говорю – вот нахрена тебе ДНР? Что ты за него так глотку дерешь? 
Что они тебе дадут? 
Ну поедь туда посмотри, там руины, безработица, голод.
Там единицы нормально живут, а все остальные существуют – а он стоит в штанах обоссаных и сопли жует. 
Хотел его прикладом поровнять, чтобы озарение к нему пришло, как меня какой-то мужик из мирных окликнул. 
– «Вы его не воспитывайте – он все и так понимает. 
Его злоба и крики не от незнания ситуации в ДНР – напротив. 
Он все знает и поэтому хочет, чтобы пришло ДНР к нам. 
Поймите, он живет в говне – работы нет, а главное нет желания что-либо делать, чтобы изменить свою судьбу – поэтому в говно к нему должны спуститься все остальные! 
Поэтому должно прийти ДНР, которое он так ждет» - и после этих слов мужик сел в БМВ 5-й модели и уехал в сторону центра»…
… « - Ребята, а как думаете, наступление будет?
- Рано или поздно будет.
- Так ведь нужно что-то делать, как-то готовится. А то все бухают сидят.
- Блин, Рыжий, ну так готовься! Кто тебе мешает? 
У нас летехи свои минометные расчеты так дрочат, что у них уже спины не гнуться. 
Так они не бухают – они в палатки и спят как под нарокозом. Все от тебя, Рыжий, зависит.
- Так а хули я? 
А все остальные чего? В штабе почему не думают? 
Все тренировки только в тылу. 
А тут на передке – делайте что хотите. 
Нужно и тут поголовно проводить учения и натаскивать новичков»…
… «- вчера трое наших на мине подорвались. Ужас просто! 
Там десантура подоспела, в машины их погрузила, но не выжили. 
Один у десантника на руках умер. Без ног и руки. Мины… 
Вот, бл*ть, все знают, что их тут море вокруг! Так на*ера шататься ночью? 
- а сколько мирных уже на тот свет отправилось на минах? 
Этого ж никто не считает. 
Вон энергетики неделю назад поехали в поле провода тянуть и подорвались. 
Ни нас в известность не поставили, ни на помощь не позвали. 
Так вместо того, чтобы сообщить о ЧП они туда еще одну машину послали и она тоже подорвалась»…
… «С минами тут вообще кошмар. 
И мы и они лепили их от души. 
Причем у наших даже не всегда есть карта минирования. 
Ну не успевали ее сделать – спешили. 
А прикиньте что там ополчение на минировало? 
Я уже не говорю за боекомплекты. 
У нас под Дыбалем когда склад БК накрыли – так там сотни тон снарядов в радиусе 20 км раскидало. 
И все это может взорваться. 
И все это нужно чистить. 
А прикиньте сколько этого добра в земле по ту сторону? 
Только наша бригада у них 4 склада влупила. 
Короче я вам так скажу – по-ходу эти все ДНР и ЛНР в этом году них*ра на своих полях не посеют. 
Там хрен трактор пройдет, чтоб на воздух не взлететь. 
Голод у них будет…»…
… «- Сергей, а каким х*ром вам ПТУРы дали? 
Вы ж на блоках не стоите и на охоту не катаетесь? 
А у меня блок противотанковым не закрыт. 
- Братан, так а нах*ра ты на блок встал без ПТУРов? 
Я в штабе сказал – с места не сдвину свое подразделение пока мне не дадут все, что положено по документам. 
Они мне стали наваливать, что мол вы едьте, а там все дадут, а я говорю – нифига. 
Или под требунал всех нас – но тогда вам придется пояснить почему мы с голой жопой на ежа, или давайте все что положено. 
И дали. Пойми, братан, вся твоя проблема в том, что ты офицер кадровый, а я – мобилизованный. 
Ты веришь слову другого офицера – а я нет. 
Особенно если этот офицер отвечает за снабжение.
- Сергей, а расскажи нашему ротному о своем подходе. 
Пусть он тоже в штаб пойдет поканителится. Это пи*дец какой-то! 
Нам положено 6 миноискателей. 
По факту на руки дали один. 
Остальные мы выклянчили у волонтеров. 
А я прихожу к нам на склад – а там 5 миноискателей государственных пылятся. 
Я говорю завскладу – что же вы делаете? 
Мы 3 месяца на выезды ездили с голыми руками, дайте миноискатели – а он мне – если я их дам, у меня их не будет. 
А что я тогда скажу начальству когда они понадобятся? 
Бл*ть, я сейчас типа они никому не нужны. 
Мы ими, с*ка, в хоккей собираемся играть. 
Вот что за логика тупорылая?»…
… «Пацаны, у кого есть срочно 300 грн. занять? 
Очень нужно! 
Из штаба приказ пришел – клеить на форму скотч другого цвета. 
Приказ пришел, а скотч, с*ка, не пришел. 
А нам срочно нужно. 
Наши сегодня «гулять» идут, так чтоб их хоть свои не положили»…
… «А на крайнем БП снова ночью жара была. 
Сепры решили к нашим подползти. Опять. 
И опять наши их накрыли. 
У сепров 5-200х. 
Так те стали орать в эфир – зачем вы их убили? 
Прекратите огонь и дайте забрать 200-х. 
Наши их нах*р послали. 
Сказали, что положат любого, кто приблизится. 
Пусть утром по светлому приходят без оружия и забирают. 
Так сепары обещали всех наших танками закатать в грунт. 
А наши в ответ – давайте, нам как раз нужно Джавелины из США испытать. 
Так ни танков не было, ни за трупами на утро никто не пришел. 
Наверное думают – если у нас Джавелины»…
Вот такие вот диалоги. 
Как будто обсуждали повседневные вопросы о коммунальных тарифах и кто не скинулся на ремонт подъезда. 
Для них война стала миром. Их миром. 
А для большинства из нас эта война не стала «нашей». 
Она по прежнему «их» война. 
Из всего услышанного я убедился, что нет ничего однозначного в этой войне. 
И мы еще очень долго будем изучать и выяснять – кто прав, а кто виноват. 
А у них там все как в жизни. 
Кто-то ездит на раздолбаной таблетке в спортивных штанах, кроссовках, американской куртке и в самодельной разгрузке, кто-то похож на робокопа в броне, очках, кевларе и на новеньком бронированном КРАЗе. 
Кто-то вышивает на старом Паджеро, подаренном волонтерами, а кто-то на новенькой Ауди с военными номерами или Кубике-Гелентвагене. 
Кто-то протирает на заправке тряпкой лобовое стекло «Школьного автобуса», потому как не работают дворники, а солдат нужно еще весь вечер везти в Изюм, а кто-то в это время губкой с кремом проходится по своим берцам, чтобы увидеть в них отражение своих RayBan. 
У всех разные причины и разные мотивы. Но все они там! Дай им, Боже, всем здоровья.

Читайте также:

Между миром и войной. Диалоги жителей Артемовска
1/ 2
Oleh