Цена угля, или Оккупация за наш счет

По мнению представителей ДТЭК, нет никакой другой разумной возможности сохранить украинскую угольную промышленность и обеспечить бесперебойное снабжение сырьем отечественной тепловой генерации. 
И нежелание властей понимать это вызывает со стороны ДТЭКа серьезную критику.
То, что рано или поздно интересы Ахметова и власти, как, впрочем, интересы Ахметова и других олигархов, претендующих на влияние в энергетической сфере, должны были столкнуться – вполне закономерно. 
Но речь не об этом столкновении. 
Речь о логике.
Сами представители ДТЭК называют достаточно понятные цифры. 
Уголь из зоны АТО стоит полторы тысячи гривен за тонну. 
Российский уголь – две тысячи гривен. 
Уголь из ЮАР – 80 долларов за тонну. 
По нынешнему курсу это 2,3 тысячи гривен за тонну. 
Если курс гривны после получения кредитов от МВФ удастся даже незначительно понизить и стабилизировать, это будет означать, что цена угля из ЮАР уменьшится до цены, по крайней мере, российского угля.
Ахметов сегодня платит зарплаты шахтерам, работающим на ДТЭК. 
С одной стороны, он выполняет важную социальную миссию, сохраняя рабочие места для людей, которые в противном случае остались бы без средств к существованию. 
С другой – создает основы для “государственного существования” ДНР и ЛНР.
И для сохранения иллюзии людей, живущих на оккупированных территориях и поддерживающих “новый порядок”, что все может так и остаться – оккупированные территории станут некими квази-государствами, которые будут поставлять уголь Украине. 
Как, впрочем, и другую продукцию. 
Одновременно воплощается в жизнь и другая схема, столь важная для российского политического режима – оккупация за наш счет.
Ахметову все это, конечно же, выгодно. 
Благодаря подобной политике он может сохранять огромное политическое влияние как в Украине, так и на Донбассе. 
Впрочем, и в России тоже. Он нужен всем. 
Украинскому руководству – как человек, обеспечивающий страну теплом: существуют реальные опасения, что если монополию Ахметова затронуть, то мы просто замерзнем. 

ДНР – как человек, обеспечивающий территорию деньгами и работой: понятно, что изгнание с Донбасса ДТЭКа приведет к быстрой гуманитарной катастрофе и шахтерским бунтам. 
Ну, а России он помогает возможностью поддерживать хоть какую-то стабильность на захваченных территориях.
Вопрос в другом – насколько интересы Ахметова совпадают с интересами Украины? 
В энергонезависимости страны ничего плохого нет. 
Но энергонезависимость – это когда ты можешь выбирать продавца в соответствии с вопросами собственной безопасности. 
Безопасны ли для Украины поставки угля из зоны АТО? 
Конечно же, нет. 
Этими закупками Украина поддерживает жизнеспособность террористических образований и иллюзию их продолжительного существования вне украинского контроля. Безопасны ли для Украины поставки угля из России? 
Конечно же, нет. 
Любые деньги, которые мы платим агрессору, помогают его экономике выстоять – в то время как весь цивилизованный мир предпринимает усилия для обратного. 
И не нужно обманывать себя и считать, что без краха российской экономики можно рассчитывать на безопасность Европы и Украины. Нельзя рассчитывать.
Если уголь из ЮАР действительно подходит для украинской тепловой генерации – то его и нужно покупать, находя для этого средства и стимулируя к таким покупкам собственников областных энергетических корпораций, в том числе и Рината Ахметова. 
Вернее, Рината Ахметова в первую очередь. 
По крайней мере, не нужно стесняться говорить о том, что уголь, который добывается на неконтролируемых Украиной территориях, станет нашим углем только после возобновления контроля Украины над Донбассом. 
Конечно, шахтеру нужно выжить. 
Но людям, которых обстреливают войска России и ее наемников, людям, которые опасаются нового наступления бандитов на мирные города Украины, тоже нужно выжить. 
И они не должны платить своими деньгами за будущую войну – даже если это и усиливает влияние Рината Ахметова.
Если мы можем топить углем иностранного производства – или переводить котельные на другие марки угля, то тогда нужно сказать очень простую и важную вещь: это не Украина не может прожить без Донбасса, а Донбасс не может прожить без Украины. 
Уголь индустриального бассейна не нужен никому, кроме нашей страны. 
И без наших заказов промышленность региона остановится навсегда.
А это значит, что руководить Донбассом должны люди с четкой и однозначной ориентацией на его украинское будущее, на согласие с украинским законодательством и европейским выбором Украины, а не безумцы, рассказывающие своим землякам о том, как они хорошо проживут, если останутся без денег тех, чьи потребности и обеспечивают их существование. Лозунг “Путин, приди!” и “Голод, приди!” должны прочно слиться в сознании жителей оккупированных районов с пониманием того, что “Россия” и “разруха” – это синонимы, а не антонимы. 
И тогда, когда это понимание придет – а разные захарченки и плотницкие вместе со своими хозяевами из ФСБ уйдут – тогда можно будет обсуждать вопросы о возвращении оккупированных районов Донбасса в состав нашей страны и о закупке угля.
Даже если его будет по-прежнему реализовывать Ринат Ахметов.

Виталий Портников

Читайте также:

Цена угля, или Оккупация за наш счет
1/ 2
Oleh