Россия, которая умерла вместе с Борисом Немцовым

В свое время Борис Ельцин хотел сделать Немцова своим преемником. 
Возможно, под его руководством РФ могла бы стать совсем другим государством
В течение долгих лет на антипутинские выступления бывшего вице-премьера Бориса Немцова реагировали закатыванием глаз. 
Все и так знали, что Немцов скажет. 
Человек, которого Борис Ельцин едва не назначил своим преемником, стал незначительным.
Но правдивость слов Немцова о путинской России подтвердилась – худшим способом из возможных. 
Оппозиционного политика убили в нескольких сотнях метров от Кремля, когда Немцов переходил мост через Москву-реку. Как минимум четыре пули попали в цель.
Всего за несколько часов до смерти Немцов выступал на Эхе Москвы, призывая москвичей присоединиться в воскресенье к маршу оппозиции. 
Второй организатор шествия, антикоррупционный активист Алексей Навальный, был приговорен к 15 дням тюрьмы, и не сможет попасть на демонстрацию. 
Теперь на нее не попадет и Немцов, который был не менее решительным критиком Путина, чем Навальный, но был не так популярен в связи со своей успешной политической карьерой в 90-х.
Я впервые встретился с Немцовым в 1992 году, когда он был губернатором в Нижнем Новгороде. 
Тогда этот талантливый молодой физик пытался внедрить принципы либеральной экономики в угрюмом постсоветском индустриальном городе, в который долгое время не было хода иностранцам. 
Я помню невероятное чувство, которое охватило меня, когда я наблюдал за Немцовым на его рабочем месте: открытая улыбка и красноречие разительно отличали его от предшественников – советских функционеров. 
Он был словно политик из голливудского фильма, каким-то чудом переброшенный в Россию.
Немцов был популярен – его реформы сделали регион лидером по инвестиционной привлекательности, и Ельцин это заметил. 
В 1997 он сделал Немцова вице-премьера по вопросам реформ и антимонопольного законодательства. 
Ельцин готовил его к более высокому посту, но позже энтузиазм президента угас и в 1999 году преемником был избран Путин.
В 2003 году, уже после ухода с поста, Ельцин сказал в интервью: «я наблюдал за Немцовым и понял, что он был не готов стать президентом». 
Ельцина, прирожденного популиста, почему-то раздражали экспромты Немцова, призванные понравиться народу, как, к примеру, его инициатива пересадить чиновников на автомобили российского производства. 
И все же первый постсоветский лидер был высокого мнения о своем бывшем протеже. 
«Я до сих пор верю в Бориса Ефимовича и имею на него большие надежды», — сказал в этом интервью Ельцин.

Вначале Немцов поддерживал Путина. 
В 2000 году он и политический аналитик Иэн Бреммер написали в New York Times: «России повезло, что у нее есть лидер, который решительно настроен на защиту национальных интересов. И я не думаю, что кто-то был бы лучше». («Мы ошибались, — написал Бреммер в своем Twitter этой ночью. – Покойся с миром, Борис»).
Восхищение Немцова вскоре растаяло. Он стал активно критиковать коррупционную машину, которую строил преемник Ельцина. 
Путин тут же ответил, обвинив Немцова в жажде власти и денег, а также в краже нескольких миллионов в 90-е. 
«Их оттолкнули от кормушки, — сказал Путин о Немцове и его союзниках-либералах. – 
Теперь они поистратились и хотят вернуться, чтобы вновь набить карманы». 
90-е годы, запомнившиеся болезненными реформами и нефтью по $10, не самый популярный период российской истории, и Путин прекрасно знал, что связав в сознании россиян Немцова с 90-ми, сможет повредить его репутации.
Теперь Путин устами своего пресс-секретаря Дмитрия Пескова назвал убийство Немцова «провокацией». 
Но кто был провокатором? 
В последние месяцы путинская машина пропаганды активно настраивала жителей РФ против «пятой колонны» — тех, кто выступал против аннексии Крыма и войны на востоке Украины. 
Немцов был в каждом списке «предателей», которые публиковались в интернете и озвучивались государственными телеканалами. 
Свою роль сыграло и еврейское происхождение Немцова: в очерняющей кампании прослеживалась отчетливая нотка антисемитизма.
Немцов знал, что находится в опасности. 
В недавнем интервью он полушутливо сказал, что мать боится за его жизнь. 
«Если бы я действительно боялся, я не возглавлял бы оппозиционную партию, — заметил он. – Я не делал бы то, что делаю».
Я сомневаюсь, что смерть Немцова встряхнет антипутинское протестное сообщество: оно слишком слабо и не представляет угрозы для власти. 
Нынешние российские либералы не решатся на то, чтобы убедить других в преступности режима. 
И все же я не могу прекратить думать о том, какой стала бы Россия, сделай Ельцин иной выбор в 1999.
Под руководством президента Бориса Немцова Россия могла бы стать страной, где я остался бы жить и работать. 
С его смертью умерло и это несбывшееся будущее.

Леонид Бершидский
Оригинал текста опубликован на Bloomberg View.

Читайте также:

Россия, которая умерла вместе с Борисом Немцовым
1/ 2
Oleh